о людях и еде от яндекс еды

мы в телеграм
Обзор: за чем идти в Koi в Санкт-Петербурге

Большое открытие зимы: на острове Новая Голландия заработал азиатский ресторан Антонио Фреза (Saviv, Marso Polo, Sea, Signora) и Глена Баллиса (Joli Grand Bistro, Nama и десятки проектов в Москве). Все детали — в ревью Елены Архангельской

Очередной ресторан Антонио Фреза — на этот раз в «Доме 12» на Новой Голландии — город ждал долго и нетерпеливо: то и дело на незаконченную стройку норовили наведаться гуляющие по острову. Особенно много любопытствующих появилось после открытия в этом же здании бистро Tel-Aviv by Saviv. И вот наконец можно оценить проект во всей полноте авторского замысла.

Koi в переводе с японского — «карп»: у обоих шефов есть впечатляющие татуировки рыбы, которая символизирует долголетие, привязанность и любовь, а также умение ставить цели и двигаться к ним, преодолевая препятствия.

Утиная ножка конфи с яичной лапшой

Утиная ножка конфи с яичной лапшой

Концепция ресторана сложилась из любви к азиатской кухне, величественному наследию и элегантной эстетике далёких восточных стран. Лаконичное, но не страдающее от недостатка выбора меню Антонио и его партнёр Глен Баллис наполнили чистыми и яркими вкусами Азии: пара заядлых путешественников играючи смешали вместе японскую, китайскую и тайскую кухни. Акцент сделали на свежие морепродукты, сашими, лапшу ручной работы — именно на эти разделы меню Антонио рекомендует обратить внимание.

Карпа в меню нет, но вам наверняка понравится тунец блю фин и креветка ама эби, а может быть, вы не пожалеете поймать вместе с шефом живого краба, который живёт в аквариуме по соседству с устрицами и лобстером.

Из закусок особо рекомендуют битые огурцы и фирменную капусту кимчи. Чрезвычайно сытны дамплинги с уткой: тончайшее эластичное тесто, много тающей во рту начинки и идеальное количество соуса.

Среди горячих блюд хитами уже стали осьминог и утка конфи. Утиная ножка подаётся с фирменной лапшой и шпинатом и поливается насыщенным бульоном, который соединяет всё блюдо в гармоничную симфонию вкусов. Замечу, что лапшу Антонио советует не зря — она эталонная!

Ролл с гребешком и чёрной икрой

Ролл с гребешком и чёрной икрой

Раздел десертов пока состоит из трёх позиций, но его планируют пополнить; уже сегодня официанты рекомендуют новинки, которые ещё не успели попасть в печать. Для тех, кто не любит слишком сладкое, рекомендую рисовый мусс с кокосом и манго в красивой подаче и крем-брюле с маракуйей — в меру экзотическое и очень лёгкое завершение обеда или ужина.

В винной карте рислинги, великолепный выбор белой Бургундии и Шампань — шеф-сомелье Fresa’s Group Полина Новичкова подобрала позиции, которые лучше других подходят азиатской кухне, объединив демократичные вина с редкими, попадающими на рынок по квоте.

Коктейли разрабатывал Андрей Амелин, принёсший успех и популярность бару в отеле Four Seasons Lion Palace. Он поставил перед собой задачу продемонстрировать вариативность азиатского алкоголя, создав на его базе лёгкие цветочные композиции и серьёзные дижестивы. Без сакэ, конечно, тоже не обошлось.

Дизайн интерьера — дело рук всей команды Koi под руководством Фабио Бронда. Он родом из Рима, но объездил полмира, оформляя яхты, рестораны, апартаменты класса люкс и бутики знаменитых дизайнеров, но с темой Азии работал впервые. Для своих проектов Антонио Фреза предпочитает использовать исключительно натуральные материалы: латунь, дерево, мрамор — и Koi не исключение. Колоритная аутентичная посуда выполнена из керамики или дерева.

Тому, кто бывал в Cococouture, занимавшем это помещение раньше, может показаться, что со времён предшественника изменилось немногое. Задолго до открытия ресторана Антонио рассказывал коллегам о сложностях согласований любых изменений с комитетом по охране памятников.

Напомню, что корпус «Дом 12» был построен позже остальных зданий острова, в 1847–1849 годах, военным инженером Михаилом Пасыпкиным по оригинальному проекту архитекторов Саввы Чевакинского и Жан-Батиста Валлен-Деламота и при его реставрации было использовано около 400 тысяч исторических кирпичей. Каждый свод и каждый кирпич в этом помещении буквально на счету!

Максимально сохранив важный городской культурный объект, в пространство удалось вписать и парящее под потолком облако вишнёво-свекольного цвета, как будто являющееся частью декорации театра кабуки, маски на стенах и скульптуру дискобола, белоснежное тело которой внезапно решили заполнить записями гостей.

В соседнем зале доминантой является статуя Лаокоона, жреца Аполлона в городе Троя. У входа и бара расположены ещё две скульптурные композиции. Глен вырос в Греции, а Антонио — итальянец: так появился этот акцент, поглощающий половину внимания каждого гостя. Все скульптуры привезли из Греции.

Автора масок Ко Омоте, актрисы театра Но, отыскали в России — буквально на «Авито». Лицо девушки выражает любопытство. Брови как будто сбриты и нарисованы выше на лбу, тёмные волосы разделены пробором, зубы окрашены в чёрный цвет согласно моде эпохи Хэйан. Трудно поверить, что маски не привезены из-за моря — настолько мастерски они исполнены.

По вереницам изящных ваз в нишах стен вполне можно составить представление о легендарном фарфоре династии Мин. Они не куплены на аукционе Sotheby’s, но прибыли напрямую из Китая — и кажется, что ни одна из ваз не повторяется. В качестве рабочих станций сотрудников используются старинные китайские комоды, все они опять же разные, и на каждом хочется рассматривать детали. Тот же перфекционизм — в подборе стульев, которых тут не меньше десятка разновидностей.

Несомненно, на сегодняшний день Koi — один из самых красивых азиатских ресторанов в городе. Рука сама так и тянется к телефону, чтобы снять каждый уголок.